У Ленина был банальный атеросклероз

ОПЕРИРОВАТЬ ПОБОЯЛИСЬ
В Боткинскую больницу, одну из старейших в Москве, 23 апреля 1922 года после операции по извлечению одной из пуль террористки поступил тяжело больной пациент Владимир Ильич Ленин. Напомним: он был ранен еще 30 августа 1918 года. Но тогда консилиум констатировал необычайно слабую деятельность сердца, холодный пот и плохое общее
состояние. У больного появилась одышка. Поднялась температура. Ленин впал в полузабытье. И врачи решили: в таком состоянии оперировать опасно.
Однако уже на следующий день больному стало лучше. Вскоре он уже пытался встать. А 18 сентября 1918 года газета «Правда» поместила последний официальный бюллетень о состоянии здоровья В.И. Ленина: «Температура нормальная.
Пульс хороший. От кровоизлияния в левую плевру остались небольшие следы. Со стороны перелома осложнений нет. Повязка переносится хорошо. Положение пуль под кожей и полное отсутствие воспалительных реакций позволяют отложить удаление их до снятия повязки. Владимиру Ильичу разрешено заниматься делами». Что он с энтузиазмом и делал. Никто из врачей тогда и не предполагал, что Ленину было отмерено всего шесть лет жизни, четыре года из них он мучительно болел.

 

В ПОТЕМКАХ ДИАГНОСТИКИ
Повязку вскоре сняли, но операция так и не последовала. Вероятно, причиной стал обыкновенный страх: от одной мысли, что на хирургическом столе окажется вождь революции, у хирургов тряслись руки. Кстати, сегодня такие симптомы, проявляющиеся у докторов, получили название «синдром ВИП-пациента».
Так или иначе, но уже к началу 1921 года произошло резкое ухудшение самочувствия: начались головные боли, появилась бессонница. Лечащий врач профессор Н.А. Семашко пригласил на консультацию многих крупных специалистов не только России, но и Европы. Ожидалось, что они найдут причину недомогания и вернут Ленина к полноценной жизни. Но к концу года фантастически работоспособный Ленин совсем сдал. У него дважды случались обмороки. В письмах к Горькому он жаловался: «Я так устал, что ничегошеньки не могу». Врачи, списав это состояние на переутомление, рекомендовали Ильичу отдых. Ожидаемого облегчения не наступило. Головные боли усилились, немели руки, частично отказывала речь.
В начале 1922 года вернулись к старой концепции - хроническое отравление свинцом от двух пуль, оставшихся в мягких тканях после покушения в 1918 году. Не исключали, впрочем, и последствия отравления ядом кураре, который будто бы содержали пули. Однако эта версия казалась маловероятной - такой яд действует моментально.
Наконец, решили одну из пуль все-таки извлечь. Операцию 23 апреля 1922 года (на следующий день после того, как Ильичу исполнилось 52) в Боткинской больнице проводил известный хирург профессор Розанов. Но несмотря на ее успешный исход, положительного эффекта не последовало. Ленин осознавал, что тяжело болен (весной 1923 года начались невротические явления, навязчивые состояния), и с тревогой спрашивал у лечившего его невропатолога профессора Даркшевича, не грозит ли ему сумасшествие. Тот заверял, что нет, однако понять, что же на самом деле происходит, никто не мог.
Наиболее распространенный диагноз - атеросклероз сосудов мозга - тоже не имел абсолютных клинических признаков. У больного отсутствовали симптомы ишемии (нарушения кровообращения) других органов, столь характерные для атеросклероза: Ленин не жаловался на боли в сердце, любил много ходить, не испытывал болей в конечностях с характерной перемежающейся хромотой. У него не было ни гипертонии, ни стенокардии, ни поражения сосудов нижних конечностей.
У врачей возникло новое предположение - о сифилисе как основе поражения мозга Ильича. Надо сказать, этот недуг был болезнью века и часто даже носил врожденный характер. Правда, в семейном анамнезе Ульяновых (у родителей, братьев и сестер) никаких признаков болезни не отмечено.
Да и лабораторные анализы не выявили присутствие этой болезни у пациента, но то, что творилось с Лениным, весьма напоминало ее клинические проявления. И больному стали вводить большие дозы препаратов мышьяка и йодистых соединений, применявшихся тогда при лечении сифилиса.
Инъекции, однако, не помогли. 10 марта наступил полный паралич правой конечности. Было решено прибегнуть к ртутному лечению в форме втираний, но их пришлось прекратить из-за начавшегося отека легких. Поскольку паралич усиливался, возникло новое предположение - эпилепсия. Действительно, во время болезни у Ленина случались малые припадки, но с типичной эпилепсией они ничего общего не имели. Словом, врачи блуждали в диагностических потемках.

ЛЕЧИЛИ КАК УМЕЛИ
Из протокола вскрытия тела Ленина следует, что основной проблемой Ильича был распространенный атеросклероз с критическим стенозом сонных
артерий и сосудов головного мозга. А вот последствий огнестрельного ранения (локальные признаки контузии крупных сосудов, нервов, позвоночника и др.) нет, что опровергает версию о критических, хоть и отсроченных, последствиях покушения.
- Свое негативное влияние могли оказать крайне токсичные препараты мышьяка и ртути, которыми Ленина «лечили» от сифилиса, - предполагает заведующий реанимационным отделением Боткинской больницы старший научный сотрудник Института общей реаниматологии Алексей Власенко. - А также то, что вокруг ВИП-пациента собралось слишком много медицинских светил: каждый стремился высказать свою точку зрения, поставить свой диагноз, прописать свое лечение. В итоге они запутались в предположениях, и гипердиагностика принесла больше вреда, чем пользы.
-  Если верить протоколу вскрытия, болезнь Ленина связана с тяжелым атеросклеротическим поражением, - говорит заведующий отделением сердечно-сосудистой хирургии Боткинской больницы профессор Андрей Шубин. - Причиной смерти, по всей видимости, стал ишемический инсульт, произошедший в результате закрытия просвета внутренней сонной артерии. Множественные ишемические кисты в головном мозге говорят о том, что у Ленина был не один, а несколько инсультов.
Так что же все-таки убило энергичного, полного планов Ленина? 54 года - это далеко не старость. Однако, по словам Андрея Шубина, в последнее время немало случаев, когда атеросклероз поражает людей и в возрасте 30-40 лет. Своеобразие этого заболевания в том, что у него нет ясного происхождения и протекает оно у всех по-разному. Вряд ли оно напрямую связано с интенсивной умственной деятельностью Ильича: у Шубина есть множество тяжелых пациентов, не занимающихся интеллектуальным трудом. И в то же время полно случаев, когда человек, добившийся высочайших научных результатов, до глубокой старости сохраняет здоровые сосуды, ясный ум и трезвую память.
- Мы научились делать сложнейшие операции, но по сей день находимся в поисках ответа на вопрос, откуда берется атеросклероз и как его избежать, -резюмирует профессор Шубин. - Поступи ко мне такой больной, как Ленин, сейчас, я бы отправил его на УЗИ сосудов шеи и по результатам определил, что с ним делать дальше - оперировать, лечить консервативно или наблюдать. Если бы я увидел «закрытую» сонную артерию - все, операцию делать поздно.
А после первого инсульта, да, я бы его спас. Но такие операции начали делать лишь с 50-х годов прошлого века.
- Таким образом, мы не можем огульно обвинять врачей, которые не смогли спасти Ленина, - говорит Владимир Яковлев. - Судить их с вершины сегодняшних диагностических и технологических возможностей было бы неправильно: Ленина лечили как умели.